Пресса  

 

XIII МЕЖДУНАРОДНЫЙ ФЕСТИВАЛЬ ОПЕРНОГО ИСКУССТВА "ШАЛЯПИНСКИЕ ВЕЧЕРА В УФЕ"
на страницах прессы

Жиленко Н. "Ловите счастья миг златой!" (анонс спектаклей "Иоланта" с участием И.Крикуновой и "Алеко" С.Лейферкусом, газета "Вечерняя Уфа" от 3 декабря 2010)

Жиленко Н. Из семейства лучших баритонов (анонс спектакля "Риголетто" с участием А.Белецкого, газета "Вечерняя Уфа" от 12 декабря 2010)

Александр Анисимов: "Бородин - не Верди, за эмоциями не спрячешься" (интервью Н.Жиленко с дирижером-постановщиком премьерного спектакля "Князь Игорь", газета "Республика Башкортостан" от 4 декабря 2010)

Аглиуллина А. В Уфе наступила пора "Шаляпинских вечеров" (информационное агенство "Башинформ" от 9 декабря 2011 года)

Докучаева А. Музыкальное слово о полку Игореве (о пресс-конференции фестиваля и премьере оперы "Князь Игорь", газета "Республика Башкортостан" от 10 декабря 2010)

Серёгина О. Министр культуры открыл фестиваль арией (о премьере оперы "Князь Игорь", интернет-газета "БАШвестъ" от 9 декабря 2010 года)

Иксанова Г. "Князь Игорь" на уфимской сцене (о премьере оперы "Князь Игорь", газета "Истоки" от 15 декабря 2010)

Данилова Г. Как по нотам (о премьере оперы "Князь Игорь", "Российская газета" от 16 декабря 2010 года)

Климович Е. "Князь Игорь": миссия выполнима (о премьере оперы "Князь Игорь", журнал "Уфа" № 1 за 2011 год)

Докучаева А. И концерт европейского уровня (о заключительном гала-концерте фестиваля, газета "Республика Башкортостан" от 16 декабря 2010 года)

Серегина О. Последние аккорды Шаляпинского фестиваля (о заключительном гала-концерте фестиваля, интернет-газта "БАШвестЪ" от 15.12.2010 года)

Коваль Ю. Тринадцатый дает надежду (о фестивале и его участниках, газета "Истоки" от 29 декабря 2011 года)

Латыпова Л. "Князь Игорь" и другие фестивальные лица (рецензия на спектакли фестиваля,  журнал "Рампа" № 1 за 2011 год)

Сабирова А. Тринадцатый Шаляпинский фестиваль: размышления post factum (о премьере оперы "Князь Игорь" и участниках фестиваля, официальный сайт Башкирского государственного театра оперы и балета)

Сергей Лейферкус: "Сцена - наркотик, избавиться от которого невозможно" (интервью Е.Шаровой с участником фестиваля Сергеем Лейферкусом, газета "Республика Башкортостан" от 15 января 2011 года)

 

Ловите счастья миг златой!

В Башкирском государственном театре оперы и балета с 8 по 14 декабря пройдет ХIII Международный фестиваль оперного искусства «Шаляпинские вечера в Уфе».

Лукуллов пир для меломанов… Так образно сказал о «Шаляпинских вечерах» еще на заре их истории замечательный журналист «Вечерней Уфы» Юрий Дерфель. Первые фестивали были особенно щедры, уфимские меломаны получали возможность насладиться богатством и красотой голоса таких певцов, как Ирина Архипова, Владислав Пьявко, Евгения Целовальник, Александр Дедик, Юрий Мазурок, Иван Пономаренко, Наталья Дацко, Татьяна Куинджи, Булат Минжилкиев, Анзор Шомахия, Эдуард Сребницкий и многих других.

Кризисные моменты в жизни страны не могли не сказаться, и фестивали стали проходить все реже и не с таким размахом. Впервые за последнее десятилетие организаторы «Шаляпинских вечеров» сумели наполнить фестивальную афишу достаточным количеством спектаклей, в которых выступят певцы мирового звучания.

Итак, 10 декабря театр приглашает зрителей на вечер одноактных опер – «Алеко» Сергея Рахманинова и «Иоланта» Петра Чайковского. В партии Алеко выступит Сергей Лейферкус, баритон которого украшает лучшие оперные сцены мира. Выпускник Санкт-Петербургской консерватории, он стал ведущим солистом Мариинского театра, Лондонской Королевской Оперы Ковент-гарден, Метрополитен-опера. В его репертуаре около 50 партий в шедеврах мировой классики. Сергей Петрович регулярно участвует в постановках всемирно известных европейских и американских театров, является желанным гостем на сценах Японии, Китая, Австралии и Новой Зеландии. Он дает сольные концерты в престижных концертных залах Нью-Йорка, Лондона, Амстердама, Вены, Милана, принимает участие в фестивалях в Эдинбурге, Зальцбурге, Гляйнборне… Певец постоянно выступает с Бостонским, Нью-Йоркским, Монреальским, Берлинским, Лондонским симфоническими оркестрами, сотрудничает с выдающимися современными дирижерами, дружит с Пласидо Доминго. Лейферкуса называют универсальным певцом — для него нет ограничений ни в оперном репертуаре, ни в камерном. Его имя вписано в историю мирового исполнительского искусства, а по многочисленным аудио- и видеозаписям его оперных партий молодые баритоны учатся петь.

Сергей Лейферкус не только блистательный певец, он известен и своим драматическим талантом. Но главный инструмент в создании образа — это голос певца, с неповторимым, незабываемым тембром, которым он может выразить любую эмоцию, настроение, движение души. Сергей Петрович известен как тонкий, непревзойденный интерпретатор вокальной музыки Рахманинова. Партия Алеко в его исполнении отличается благородством и качественной выделкой старой школы, в которую, в частности, входила и великолепная дикция.

Одним словом, возможность услышать Сергея Лейферкуса в партии Алеко, в том числе, естественно, шедевр оперного искусства – каватину героя "Весь табор спит" в его исполнении – редкостный подарок меломанам.

... А «Иоланта»  готовит еще один сюрприз для фестивальной публики: заглавную партию исполнит солистка Пермского государственного академического театра оперы и балета имени П.И.Чайковского Ирина Крикунова. Ее биография не совсем обычна для певицы – после технического вуза начинала карьеру как инженер, занималась бизнесом… А в 2001 году окончила Ростовскую консерваторию имени С.Рахманинова и стала оперной певицей. Необычность факта обыгрывали журналисты, Например, одна из заметок называлась «Математик мадам Баттерфляй». В одной из анкет Ирина призналась, что в детстве мечтала стать волшебницей. Но блистательную карьеру логичнее объяснить вполне естественными качествами – талантом, целеустремленностью и трудолюбием. Певица трижды удостоилась внимания самого известного национального театрального фестиваля «Золотая маска» - за роли Чио-Чио-сан, Катерина Измайлова и Джильда.

А первый успех к певице пришел на сцене студенческого театра в опере «Иоланта», поэтому эта партия, этот образ занимают особое место в душе и творчестве.

В один вечер услышать таких певцов, как Лейферкус и Крикунова… Как поется в известной опере, ловите счастья миг златой!

Нина Жиленко
"Вечерняя Уфа" от 3 декабря 2010 года

в начало страницы

 

Из семейства лучших баритонов России

Когда слушаешь красивый голос, все плохое, что случилось в жизни, отступает. Как сказал один известный певец, голос – это, прежде всего, задачи, которые ставит перед человеком провидение, голос – это информация к размышлению, это дар, который ко многому обязывает. Таким даром наделен один из лучших современных баритонов России солист Московского театра «Новая опера», лауреат международного конкурса, лауреат премии «За беззаветное служение оперному искусству» Фонда Евгения Колобова, кавалер ордена «За возрождение России. XXI век» Анджей Белецкий. 12 декабря он исполнит заглавную партию в опере Дж. Верди «Риголетто». Это будет четвертый Шаляпинский вечер в Уфе XIII Международного фестиваля оперного искусства.

… Считается, что первым всегда труднее. Но разве легче достойно продолжить уже начатое? Как надо спеть Риголетто, если до тебя в этой партии, на этой же сцене блистали признанные мастера? В премьерных спектаклях, поставленных самим маэстро Колобовым, пел Дмитрий Хворостовский. Позже, выступая в роли Риголетто по всему миру, он скажет, как трудна эта партия даже для опытного певца, как она изматывает морально и физически.

После Хворостовского в «Новой Опере» Риголетто пел солист театра Николай Решетняк, внося свои штрихи в вокальный и драматический образ. Кстати, уфимские меломаны должны помнить его по фестивалю 1994 года «Ирина Архипова представляет»: будучи в то время солистом Большого театра, он спел у нас партию Князя Игоря.

Однажды в роли вердиевского шута публику «Новой Оперы» потряс великий баритон Гамбургского оперного театра Франц Грундхебер. Такого Риголетто, писала пресса, один раз услышишь и будешь помнить всю жизнь.

Эта партия из тех, где возраст имеет значение. Осмыслить судьбу и понять характер Риголетто, не имея жизненной закалки, невозможно. Поскольку труппа театра молода, замены опытному Николаю Решетняку долгое время не находилось. И лишь постепенно появились новые вводы. Одним из самых ярких исполнителей стал Анджей Белецкий.

Анджей впервые приезжает в Уфу. Поэтому интересно было с ним познакомиться хотя бы по газетным публикациям и представить певца читателям, потенциальным посетителям «Шаляпинских вечеров».

Анджей Белецкий родился в Ялте в семье профессиональных музыкантов, петь начал с детства. В девять лет он услышал оперу «Иоланта» в Московском музыкальном театре имени К.Станиславского и В.Немировича-Данченко. Настолько ему понравилось пение солистов, что он решил стать оперным певцом. После окончания института имени Гнесиных Анджей начинал певческую карьеру в «Геликон-Опере». На него обратил внимание Евгений Владимирович Колобов, пригласил к себе в театр с прицелом на будущего Риголетто. С 2001 года Белецкий – солист «Новой Оперы». В его репертуаре красивейшие баритоновые партии мировой классики: Онегин («Евгений Онегин» П.Чайковского); Елецкий, Томский («Пиковая дама» П.Чайковского); Демон («Демон» А.Рубинштейна); Форд («Фальстаф» Дж.Верди); Амонасро («Аида» Дж.Верди»); Жорж Жермон («Травиата» Дж.Верди); Тонио («Паяцы» Р.Леонковалло); соло баритона («Кармина Бурана» К.Орфа); соло баритона («Апостол Иоанн свидетельствует» А.Щетинского); Риголетто ("Риголетто" Дж. Верди); Набукко ("Набукко" Дж. Верди); Тельрамунд ("Лоэнгрин" Р. Вагнер); Грязной ("Царская невеста" Римский-Корсаков); Джанни Скикки ("Джанни Скикки" Дж. Пучини).

Анджей на оперной сцене – прекрасный певец и удивительный артист, живущий в образе. Он гастролировал в Германии, Франции, Австрии, Швейцарии, Голландии, Польше, США, Канаде, Испании.

Другие спектакли и другие роли постепенно подготавливали его к сложнейшей вердиевской музыке. Ныне Анджей – зрелый певец, тем не менее он приравнивает работу над Риголетто к альпинистскому восхождению на «семитысячник». В одном из интервью певец сказал:

- Эта партия – средоточие всех тех навыков, с которыми можно приступать к любому другому произведению. Это не означает конец процессу познания – искать и узнавать мы будем всю жизнь. Но тот, кто спел Риголетто, готов вокально ко всему. Так, как к Риголетто, я пока не готовился ни к одной партии. Здесь мало себя почувствовать титульным героем, который в финале выйдет последним на поклон. Вступая в мир Риголетто, ты понимаешь, насколько жизнь конечна, насколько она хрупка, и как все это трогательно и бережно надо передать зрителям. Я начинаю настраиваться на Риголетто за несколько дней до спектакля – бытовых дел в это время для меня не существует. Не замечаю происходящего вокруг – я нахожусь внутри персонажа. И я молюсь – перед каждым выходом на сцену, и после каждого выхода со сцены – я молюсь.

Похоже, нас ожидает интересное знакомство или даже восхитительное открытие.

Нина Жиленко
газета "Вечерняя Уфа" от 7 декабря 2010 года
 

в начало страницы

Александр АНИСИМОВ:
"Бородин — не Верди, за эмоциями не спрячешься"

XIII Международный фестиваль оперного искусства «Шаляпинские вечера в Уфе» откроется премьерой оперы А. Бородина «Князь Игорь» в постановке известного режиссера Георгия Исаакяна (Москва), с костюмами и декорациями Эрнста Гейдебрехта (Германия). Музыкальный руководитель — главный дирижер Государственного академического симфонического оркестра Беларуси Александр Анисимов. Музыкант широчайшего диапазона, он способен охватить необъятное и сочетать, казалось бы, несочетаемое. Как человека потрясающего обаяния, маэстро любят журналисты, а поклонники восхищаются его музыкальным стилем, стилем одежды, называя самым элегантным в своей сфере деятельности. В качестве приглашенного дирижера Анисимов работал со многими театрами мира — от Америки до Японии, от Ирландии до Испании. Не забывал и Россию: Мариинский, Большой и другие театры. И вот на пересечении этих немыслимых для одного человека параллелей и меридианов появилась географическая точка под названием Уфа.

«Я убежден, — считает Александр Михайлович, — значение музыки в жизни человека столь велико, что ее понимают и любят в каждом уголке земного шара. А там, где бываешь, не только сам отдаешь знания и умения, но и получаешь очень много интересного для своей же профессии. Уфимский театр, конечно, отличается от оперного театра Сан-Франциско или Хьюстон-опера. Но люди-то все равно одинаковые — в Башкортостане, в любимой мною Перми, где я много работал, в Петербурге, где учился, в Москве, где родился, жил и вырос».

— Александр Михайлович, похоже, у вас особое отношение к музыке Бородина и его опере «Князь Игорь»...

— Я ставил «Князя Игоря» в Хьюстоне, Сан-Франциско, Марселе, Минске. В Мариинском театре трудился над вводом в этот спектакль выдающихся певцов, которые работали и продолжают работать там: Сергея Лейферкуса, Владимира Огновенко, Евгении Целовальник, Ольги Бородиной. В Уфе я тоже дирижировал именно «Князем Игорем». Это хорошее воспоминание. Я жду будущей премьеры, и мне очень не хочется терять уже имеющееся прекрасное ощущение. Но самое главное заключается в том, что именно эту музыку я абсолютно точно знаю и чувствую. Увы, дирижировать этой оперой нравится не всем. Это не Верди, не Чайковский, где есть возможность размахнуться, уйти в какие-то интеллектуальные, эмоциональные потоки и дебри. Здесь нужна конкретика.

— Может быть, причина такого отношения музыкантов кроется в том, что сам Бородин не успел закончить ее, над ней работали Глазунов, Римский-Корсаков, каждый вносил свое…

— Может быть. А можно сослаться на пример с «Борисом Годуновым», «Хованщиной» Мусоргского. Там такая же ситуация, тем не менее, эти оперы дирижеры любят, берутся за любую редакцию. А за «Князя Игоря» не хотят браться. Не всякий любит общаться с хором — ведь далеко не все дирижеры были хормейстерами.

— А как вы относитесь к режиссерским вторжениям в оперную классику?

— Известный режиссер Эмиль Пасынков творил собственные, авторские спектакли — с переворачиванием партитур, перестановкой картин, с включением музыки из других произведений. Мой взгляд на свободу режиссера тоже достаточно демократичен. Но, конечно, всему есть предел, режиссерским изыскам в том числе. Что касается партитуры «Князя Игоря», то вы правильно заметили: нет законченной партитуры самого Бородина, поэтому в принципе есть моральное право взглянуть на это произведение по-своему. И мне приходилось, например, во Франции, дирижировать спектаклем, где действие происходило в 30-е годы XX века. Есть американский вариант. Замечательный режиссер Франческа Замбелло перенесла действие в эпоху последнего русского царя Николая II. Это то, что американцы знают. А вот, кто такие половцы, объяснить им сложно. В результате получился роскошный спектакль, был огромный успех.

— Каким же будет уфимский вариант?

— Вариант, который мы ставим в Уфе с Георгием Исаакяном, классический, основанный на исследовании летописи, замысла Бородина. Единственное отличие, и, на наш взгляд, интересное, — дробление половецкого акта.

— Обычно в постановках он опускается…

— Мы тоже берем из него только половецкий марш. Я очень люблю объединять, например, «Половецкие пляски» с заключительной картиной оперы. Большая часть публики считает, что после «Половецких плясок» опера заканчивается, и уходит. Плач Ярославны, другие сцены проходят при пустом зале. К сожалению, такая же участь и у «Ивана Сусанина»: после польского акта смерть Сусанина, как правило, уже переживать некому. Великий финал «Славься…» слышит полупустой зал.

— Думается, ваша задумка слушателя проймет.

— То, что мы придумали, — это профессиональный ход. Начинаем спектакль не с увертюры, а с пролога. Потом играем увертюру — получается как бы симфонический антракт. За это время делается перестановка декораций. В увертюре звучит тема: князь отправляется в поход вместе с сыном. Так мы не расстаемся с Игорем, а следуем за ним, участвуем в его злоключениях.

— Какое впечатление сложилось у вас о нашем оркестре?

— Я не взялся бы за «Князя Игоря», если бы не знал, что в вашем театре есть все возможности для постановки этой оперы. Ваш оркестр выделяется среди оркестров нестоличных театров. Я хорошо знаю оркестры Урала и Сибири — Казанский, Пермский, Екатеринбургский, Новосибирский, Самарский. У всех одни и те же проблемы, и главная — кадровая. Сильная, талантливая молодежь стремится уехать либо за границу, либо в Москву и Петербург. Ничего с этим не поделаешь! Проблемы одни и те же, но достижения часто более яркие, чем в столице. Просто у музыкантов есть желание выразить себя, содрать с себя все коросты, есть какая-то хорошая агрессивность, напористость, стремление доказать: «И мы не лыком шиты». В таких театрах, как в Уфе, например, можно достичь высочайшего уровня, какой и Москве не снился. Когда я привожу спектакль, скажем, Пермского театра, мне говорят: «У нас в Москве такое не часто услышишь! Как вы смогли добиться подобного результата? Не ожидали!». Это «не ожидали» меня коробит. Почему не ожидали?! В Перми люди из другого теста, что ли, сделаны? Фестиваль «Золотая маска» замечателен тем, что подчеркивает и показывает, на что способна провинция.

— Что можете сказать о работе с нашим хором?

— Многие хоры достаточно солидных театров могут позавидовать такому коллективу, как ваш. И особенно хормейстеру, который здесь работает, Эльвире Гайфуллиной. Чувствуется хорошая школа, и этим все сказано.


Беседу вела Нина Жиленко,
газета "Республика Башкортостан" от 4 декабря 2010 года

в начало страницы 

В Уфе наступила пора «Шаляпинских вечеров»

Занавес открыт. В Башкирском государственном театре оперы и балета стартовал международный фестиваль оперного искусства «Шаляпинские вечера в Уфе». 13-й по счету, в этом году он открылся премьерой оперы Александра Бородина «Князь Игорь». В роли половецкого хана Кончака в ней выступил действующий министр культуры Республики Башкортостан, известный оперный исполнитель Аскар Абдразаков.

Окончательный состав исполнителей премьерной постановки был сформирован буквально за день до спектакля, — признался на пресс-конференции по поводу открытия 13-го Шаляпинского фестиваля режиссер Георгий Исаакян (Москва). – Так было с Аскаром Абдразаковым, который всего несколько дней назад вернулся из зарубежной командировки. Так же случилось с исполнителем роли князя Галицкого – солистом Пермского театра оперы и балета Владимиром Тайсаевым. Решение было одобрено всей постановочной командой: это музыкальный руководитель и дирижер Александр Анисимов (Беларусь- Россия), художник–постановщик Эрнст Гейдебрехт (Германия), хормейстер Эльвира Гайфуллина, балетмейстер Ринат Абушахманов.

Все они также принимали участие в пресс-конференции и охотно отвечали на вопросы представителей СМИ. И все же больше всего вопросов у журналистов было к режиссеру. Еще до премьеры он заявлял, что хочет без «осовременивания» сделать классическую оперу ближе к сегодняшнему зрителю.

«Князь Игорь» — это крепкий орешек для любого театра, в том числе и постановщика. Во-первых, эта опера требует первоклассного певческого состава, во-вторых, у нее нет финала. Мы попытались решить это вопрос путем применения приема кинематографического монтажа, то есть постоянной перестановкой различных частей, эпизодов. В процессе этой работы нам предстояло пройти по узенькому лезвию между традициями и современным театром, — пояснил он свое предыдущее заявление.

Также Георгий Георгиевич отметил, что при постановке любого спектакля строго придерживается правила: музыка — главнее всего. По его мнению, многие современные постановщики грешат отступлением от него.

И это, к моему большому сожалению, становится нормой для большинства театров во всем мире, в том числе и в России, — признал режиссер.

На вопрос о присуждении ему Национальной театральной премии «Золотая маска» Георгий Исаакян ответил, что «это, безусловно, приятно, но ненадолго»:

Через короткое время все это забывается. Для меня важнее реакция зрителя, так как театр должен вступать в диалог со своей публикой. Современный мир пытается запихнуть нас в сферу услуг, я же считаю, что театр выполняет большую человеческую миссию, мы создаем искусство.

Альфия Аглиуллина,
инфомационное агенство "Башинформ" от 9 декабря 2011 года

в начало страницы  


Музыкальное слово о полку Игореве

В Башкирском государственном театра оперы и балета премьерой опера А.Бородина "Князь Игорь" открылся XII Международный фестиваль "Шаляпинские вечера в Уфе".

Для журналистов перед началом спектакля прошла пресс-конференция, ему посвященная. Желающих встретиться с постановочной группой было необычно много, и это объяснимо, потому что состав постановщиков по-настоящему звездный: трое, кроме того, что имеют самые высокие звания деятелей искусств, еще и лауреаты Национальной театральной премии "Золотая Маска" - это музыкальный руководитель и дирижер-постановщик Александр Анисимов (Республика Беларусь), режиссер Георгий Исаакян (Москва), художник Эрнст Гейдебрехт (Германия). Кроме них, перед собравшимися выступили хормейстер-постановщик Эльвира Гайфуллина, балетмейстер Ринат Абушахманов и гости фестиваля певцы Ирина Крикунова и Владимир Тайсаев.

Почти все вопросы касались премьеры, но один из тех, что были посвящены фестивалю в целом, хочется озвучить: как удалось привлечь таких известных мастеров искусств для участия в Шаляпинских вечерах? Достаточно сказать о вышеперечисленных постановщиках и солистах, добавив к ним братьев Абдразаковых - Аскара и Ильдара, известнейшего Сергея Лейферкуса, баритона из "Новой оперы" Анжея Белецкого, солиста Мариинского театра Августа Амонова, певицу из США Адину Аарон. Ответ генерального директора БГТОиБ Владимира Рихтера был однозначен: благодаря новому министру культуры РБ Аскару Абдразакову, чьи творческие связи в мировом музыкальном пространстве как раз и позволили получить согласие неординарных исполнителей.

Естественно, когда гости хвалят радушных хозяев. Тем не менее было приятно, что участники пресс-конференции отметили высокий профессионализм нашего оркестра и хора, восхищались слаженной работой цехов, в короткий срок изготовивших сложные декорации и множество костюмов.

Что касается новшеств постановки, то выступавшие обратили внимание на некоторые перемены в очередности действий во имя большей целостности и динамичности спектакля, на подготовку "Половецких плясок" по версии Михаила Фокина для дягилевских "Русских сезонов" 1909 года и на стремление как можно точнее к замыслу композитора передать музыкальный текст.

Премьера прошла с успехом. Постановка крепко "сработана" в классических традициях. Мощный хор, прекрасно звучащий оркестр, декорации, сочетающие древнюю иконопись с русским авангардом, высокий профессионализм певцов Раиля Кучукова (князь Игорь), Ильгама Валиева (Владимир Игоревич), отлично срежиссированное второе действие, интересно поставленная сцена "Половецких плясок" - все это, несомненно, сильные стороны спектакля. И все-таки традиционная статичность мешает восприятию. Как тут не сказать о двух ярких образах, которые вписаны исполнителями с удивительным мастерством и эмоциональной наполненностью. Кончак Аскара Абдразакова и князь Галицкий Владимира Тайсаева - это подлинное украшение спектакля.

Алла Докучаева,
газета "Республика Башкортостан" от 10 декабря 2010 года

в начало страницы

 

Министр культуры Башкортостана открыл фестиваль арией

Министр культуры РБ, всемирно известный оперный певец Аскар Абдразаков накануне открыл в башкирской столице XIII Международный фестиваль оперного искусства "Шаляпинские вечера в Уфе". На сцену Башкирского государственного театр оперы и балета глава республиканского ведомства вышел не в костюме и галстуке, а в одеждах половецкого хана. В этот вечер Аскар Абдразаков не говорил торжественные речи, а исполнял партию Кончака в опере Александра Бородина "Князь Игорь".

- То, что Аскар Абдразаков выступит в этом спектакле, стало известно буквально за день до премьеры. Он принял это решение, и мы с большой радостью поддержали его идею, - говорит генеральный директор БГТОиБ Владимир Рихтер.

Публика увидела Аскара Абдразакова только в третьем действии и встретила бурными аплодисментами. В этот вечер его партнерами по спектаклю стали артисты оперного театра Раиль Кучуков (князь Игорь), Татьяна Мамедова (Ярославна), Ильгам Валиев (Владимир Игоревич), Катерина Гильмутдинова (дочь хана Кончака), Ильгиз Хакимов (Овлур), Олег Кильмухаметов (Скула), Салих Сулейманов (Ерошка), а также солист Пермского государственного театра оперы и балета Владимир Тайсаев (князь Галицкий).

Накануне в БГТОиБ прошла премьера четвертой для этого театра постановки "Князь Игорь". На уфимской сцене эта опера ставилась трижды - в 1951, 1966 и 1989 годах. Последняя редакция продержалась около 20 лет. И во все времена опера была любима зрителями. Символично, что в этом году исполнилось 120 лет со времени первого представления оперы "Князь Игорь" - 23 октября (4 ноября) 1890 года в петербургском Мариинском театре и 825 лет со времени написания "Слова о полку Игореве" (1185). Этот самый известный памятник древнерусской литературы, рассказывающий о неудачном походе князя Игоря против половцев, послужил источником для либретто. Опера "Князь Игорь" писалась в течение 18 лет, но в 1887 году композитор скончался, опера осталась неоконченной. По записям Александра Бородина работу завершили Александр Глазунов и Николай Римский-Корсаков.

В классическом варианте опера "Князь Игорь" представляет собой произведение в четырех действиях с прологом. Новая уфимская постановка отличается тем, что, хотя и имеет на одно действие меньше, в спектакль вошли фрагменты половецкого акта со знаменитой сценой "Половецкие пляски" в оригинальной хореографии Михаила Фокина. Обычно в постановках третий акт - половецкий - опускается.

Творческая команда оперы "Князь Игорь" собралась из известных, авторитетных имен в мире современного музыкального и театрального Олимпа. Музыкальный руководитель и дирижер-постановщик - Александр Анисимов (Республика Беларусь), режиссер - Георгий Исаакян (Москва), художник - Эрнст Гейдебрехт (Германия), хормейстер - Эльвира Гайфуллина, балетмейстер - Ринат Абушахманов.

В качестве приглашенного дирижера Александр Анисимов работал со многими театрами мира - от Америки до Японии, от Ирландии до Испании. Не забывал и Россию: Мариинский, Большой и другие театры. В одном из своих интервью знаменитый музыкант и дирижер Александр Анисимов сказал:

- Партитура "Князя Игоря" занимает особое место в моем сердце. Во-первых, это одна из моих любимых опер, во-вторых, с нее началось мое знакомство с Уфой и плодотворное сотрудничество с Башкирским оперным театром. В-третьих, теперешняя премьера - осуществление моей давнишней мечты - донести свои идеи в содружестве с такими мастерами, как Георгий Исаакян и Эрнст Гейдебрехт.

Как отметил в беседе с республиканскими СМИ режиссер Георгий Исаакян, опера "Князь Игорь" для многих постановщиков является крепким орешком, который, в том числе и он, раз за разом пытается раскрыть. Уфимская постановка - его четвертое обращение к этой опере, где вкупе с соавторами спектакля он предлагает новое решение постановки.

- Наш спектакль - своеобразная попытка без "осовременивания" сделать классическую оперу ближе к сегодняшнему зрителю. Мы создали новую последовательность картин, позволяющую сделать спектакль более динамичным. В частности, мы используем кинематографический прием быстрой смены места действия. Мы получили возможность сообщить драматургии оперы некий сквозной характер. В визуальном облике спектакля мы сохраняем уважение к традиции. Но при этом нужно понимать - у современных художников всегда будет современное видение. Мы не можем поставить оперу Бородина такой, какой она была сто лет назад. Для этого и внешние факторы - культурные, общественные, исторические реалии - должны быть столетней давности. Поэтому ищем выход в культурологической игре с традициями древней русской иконописи, народного лубка и русского авангарда.

Уфимская постановка оперы "Князь Игорь" поражает своей массовостью - в спектакле задействованы хор и балетная труппа, а также колоритом декораций и костюмов. Как отметил режиссер Георгий Исаакян, костюмы Гейдебрехта можно выставлять как отдельное шоу. Они представляют собой некий ребус, в котором зашифрованы культурные коды. А декорации являются образцами реалистической живописи.

Стройное, гармоничное взаимодействие артистов рождает на сцене великолепное зрелище - фантастическое как по красоте и звуку, так и по эмоциональному заряду. Горячо публика приняла арию князя Игоря "О дайте, дайте, мне свободу" в исполнении Раиля Кучукова и знаменитую арию Кончака "Здоров ли, князь?" от Аскара Абдразакова, финальный дуэт князя Игоря и Ярославны, другие сольные партии.

- Для меня эта премьера очень волнующа. Я впервые буду выступать на сцене Башкирского оперного театра в роли, в которой Федор Шаляпин очень часто выступал, - князя Галицкого, - сказал перед началом спектакля солист Пермского государственного театра оперы и балета Владимир Тайсаев.

Гости фестиваля отметили, что с именем Шаляпина в их жизни много что связано и они с большой радостью принимают участие в XIII Международном фестивале оперного искусства в Уфе.

Проект "Шаляпинские вечера в Уфе" возник в 1991 году как дань памяти великому русскому певцу Федору Шаляпину, дебют которого состоялся столетие назад на уфимской сцене. В этом году фестиваль оперного искусства проходит в башкирской столице с 8 по 14 декабря. Программа форума отличается ярким репертуаром и количеством приглашенных "звезд" мировой оперы. Руководство оперного театра не скрывает, что сделать фестиваль таким насыщенным и интересным удалось во многом благодаря Аскару Абдразакову.

Что же ожидает публику в дни фестиваля? Сегодня вечером на сцене БГТОиБ снова опера "Князь Игорь". 10 декабря - вечер одноактных опер с участием приглашенных солистов. В "Иоланте" Чайковского выступит дипломант Национального театрального фестиваля "Золотая маска" Ирина Крикунова (Республика Беларусь). Партию Алеко в одноименной опере Рахманинова исполнит народный артист РСФСР Сергей Лейферкус (Мариинский театр, Санкт-Петербург).

11 декабря в "Фаусте" Гуно зрителей вновь ждет встреча с неоднократным участником "Шаляпинских вечеров" народным артистом Башкортостана Аскаром Абдразаковым. В спектакле он исполнит партию Мефистофеля.

Два следующих вечера отданы шедеврам великого Верди - операм "Риголетто" (12 декабря) и "Аида" (13 декабря). Образ придворного шута воплотит солист московского театра "Новая опера имени Колобова" Анджей Белецкий. В партии Аиды выступит певица из Америки, обладательница Гран-при конкурса вокалистов в Монте-Карло Адина Аарон. Солист Мариинского театра Август Амонов исполнит роль Радамеса.

Торжественное закрытие фестиваля состоится 14 декабря. В этот день пройдет гала-концерт с участием гостей и ведущих солистов БГТОиБ. Среди приглашенных - "звезда" мировой сцены, солист Мариинского театра, начинавший свой путь на сцене Башкирского оперного театра Ильдар Абдразаков.

В фестивальных спектаклях участвуют солисты оперы, хор, балетная труппа и симфонический оркестр Башкирского государственного театра оперы и балета. Музыкальный руководитель фестиваля - Герман Ким.

В рамках XIII Международного фестиваля оперного искусства в "Театральном Эрмитаже" БГТОиБ открылись две выставки. Экспозиции посвящены 120-летию со дня дебюта Федора Шаляпина на уфимской сцене. Фотовыставка "Уфа помнит Шаляпина" отражает деятельность Уфимского отделения Межрегионального Шаляпинского центра по увековечению памяти нашего великого соотечественника. Выставка "Шаляпин. Музыка. Театр" представляет детские рисунки. Экспозиции организованы Уфимским отделением Межрегионального Шаляпинского центра.

Олеся Серёгина,
интернет-газета "БАШвестъ" от 9 декабря 2010 года

в начало страницы

"Князь Игорь" на уфимской сцене

С 8 по 14 декабря в Уфе прошел XIII Международный фестиваль оперного искусства "Шаляпинские вечера в Уфе".

Прошедший в рамках фестиваля спектакль "Князь Игорь", гордость и визитная карточка репертуара любого театра, превзошел все ожидания.

Кстати на уфимской сцене опера "Княь Игорь" ставилась трижды - в 1951, 1966 и 1989 годах. В этом году исполнилось 825 лет со времени написания "Слова о полку Игореве" (1185) и 120 лет со времени первого представления оперы "Князь Игорь" (1890) в Мариинском театре в Петербурге.

Современная версия постановки оперы "Князь Игорь" на нашей сцене - это классическое прочтение оперы Бородина с его монументальной эпической драматургией. Творческая команда, работавшая над оперой, попыталась, насколько это возможно, приблизить классическую оперу к сегодняшнему зрителю, использовав традиции древней русской иконописи, народного лубка и русского авангарда, сумела сделать спектакль ярким, насыщенным, интересным и динамичным.

Конечно, на премьере не обошлось без приятных сюрпризов. Режиссер-постановщик Георгий Исаакян удачно применил в спектакле кинематграфический прием быстрой смены места действия, ведь особенность произведения Бородина в том, что оно не имеет логически завершенного конца. Но известно также и то, что композитора волновало "не развитие сюжета поэмы, а живая художественная нить повествования, в философских, лирических отступлениях, изумительных описаниях природы, и прежде всего - в патриотической идее". Именно это обстоятельство и позволило режиссеру Г.Исаакяну, дирижеру А.Анисимову и художнику Э.Гейдебрехту сохранить за собой право на композиционную свободу, когда сцены в спектакле можно менять, не опасаясь нарушить сюжетную канву.

Интересно, что полный состав премьерной оперы стал известен буквально накануне спектакля. Мастерски вошел в роль князя Игоря заслуженный артист России, народный артист Башкортостана Раиль Кучуков. Великолепно исполнила партию Ярославны Татьяна Мамедова. Для исполнения партии князя Галицкого был приглашен солист Пермского академического театра оперы и балета имени Чайковского, лауреат международных конкурсов Владимир Тайсиев. Заслуженный артист Башкортостана Ильгам Валиев исполнил партию князя Владимира, а лауреат открытого республиканского конкурса Катерина Гильмутдинова - Кончаковну. Особо нужно отметить заслуженного артиста Башкортостана Олега Кильмухаметова (Скула) и заслуженного артиста России, народного артиста Башкортостана Салиха Сулейманова (Ерошка). Маленьким открытием фестиваля стало выступление лауреата международных и открытых республиканских конкурсов Галины Чеплковой (Половецкая девушка). А главным сюрпризом и подарком для зрителей стало появление на сцене министра культуры Республики Башкортостан, народного артиста Башкортостана Аскара Абдразакова в роли Кончака.

Все составляющие постановки - опера, хор, балет - органично дополняли друг друга, были искусно связаны драматургическим материалом и мастерством создателей и исполнителей. Именно поэтому опера "Князь Игорь" имела блестящий успех у уфимских зрителей.

Гюльнара Иксанова,
газета "Истоки" от 15 декабря 2010

в начало страницы


Как по нотам

XIII Международный фестиваль оперного искусства "Шаляпинские вечера в Уфе" по традиции открылся премьерой. На сцене Башкирского государственного театра оперы и балета в четвертый раз за его историю поставили оперу Александра Бородина "Князь Игорь". Кстати, в этом году исполняется 120 лет со времени первого представления этой оперы в Мариинском театре в Петербурге.

Последняя уфимская версия знаменитого классического произведения увидела свет благодаря блистательному творческому союзу. Режиссером-постановщиком выступил заслуженный деятель искусств России, лауреат Национальной театральной премии "Золотая маска" Георгий Исаакян, музыкальным руководителем и дирижером-постановщиком - заслуженный деятель искусств России, лауреат Государственной премии Республики Беларусь, лауреат "Золотой маски" Александр Анисимов, художником-постановщиком - лауреат Госпремии Республики Беларусь и тоже "золотомасочник" Эрнст Гейдебрехт (Германия), с 1984 по 1990 год работавший главным художником Большого театра Белоруссии, а также молодой и подающий большие надежды хореограф Башкирского театра Ринат Абушахманов.

Премьера имела оглушительный успех. Определенную роль в этом сыграло и то, что партию хана Кончака исполнил знаменитый оперный бас - народный артист Башкортостана, а с недавних пор - министр культуры Республики Башкортостан Аскар Абдразаков. Искушенная уфимская публика с нетерпением ждала, каким будет новое прочтение эпического произведения, отличающегося, по мнению театральных критиков, определенной статичностью.

- Сказать новое слово в такой классике и хрестоматии, как "Князь Игорь", - амбициозная задача, и по молодости в этом направлении я неоднократно дерзал в театрах Америки, Франции и Беларуси, - рассказал корреспонденту "РГ" Александр Анисимов, для которого эта опера - в числе любимых. - Теперь же, с опытом, встают задачи посложнее: прочитать текст как можно ближе к замыслу композитора, с уважением и пиететом перелистывать страницы партитуры, редактированные великими композиторами Бородина - Римским-Корсаковым и Глазуновым. И все-таки то обстоятельство, что партитура оперы не закончена Бородиным, дает стимул для рождения и воплощения интересных идей и задумок. Я давно хотел осуществить свою давнюю мечту - донести свои идеи в содружестве с такими мастерами, как Георгий Исаакян и Эрнст Гейдебрехт.

Как бы ни говорили о приверженности к классике, как подчеркнул Георгий Исаакян, у современных художников всегда будет современное видение.

- Мы не можем поставить оперу Бородина такой, какой она была сто лет назад, для этого все реалии должны быть столетней давности. Поэтому ищем выход в культурологической игре с традициями древней русской иконописи, народного лубка и русского авангарда, - сказал он. - А костюмы Гейдебрехта можно выставлять как отдельное шоу.

Для придания спектаклю динамики постановщики применили кинематографический прием быстрой смены места действия, изменили и последовательность картин, а "Половецкие пляски" объединили с заключительной картиной оперы.

"Князь Игорь" - не единственный спектакль фестивальной афиши, в котором участвуют белорусские мастера искусств. Например, заглавную партию в опере "Иоланта" исполнила трижды дипломант Национального театрального фестиваля "Золотая маска" Ирина Крикунова, выступающая на сцене Большого театра Республики Беларусь.

Гульназ Данилова,
"Российская газета" от 16 декабря 2010 года

в начало страницы


«Князь Игорь»: миссия выполнима  

Александр Бородин сочинял оперу «Князь Игорь» 18 лет, но она так и не была завершена. После смерти Бородина А.Глазунов по памяти восстановил увертюру и на основе авторских эскизов дописал недостающие эпизоды оперы, а Н.Римский-Корсаков инструментировал большую ее часть. Опера, созданная на сюжет «Слова о полку Игореве», считается воплощением «русскости» в музыкальном искусстве. В 2010 году - в год 120-летия премьеры в Мариинском театре - «Князь Игорь» снова вошел в репертуар Башкирского государственного театра оперы и балета (прошлые постановки относятся к 1951, 1966 и 1989 годам).

Масштабной премьерой 8 и 9 декабря открылся XIII Фестиваль «Шаляпинские вечера в Уфе», прошедший в этом году с большим размахом: партию Иоланты в одноименной опере исполнила дипломант Фестиваля «Золотая маска» Ирина Крикунова, партию Алеко в опере «Алеко» - лауреат Государственной премии СССР Сергей Лейферкус, для оперы «Риголетто» был приглашен солист московского театра «Новая опера» Анджей Белецкий, «Аиду» украсили солисты Мариинского театра Анна Маркарова и Август Амонов, партии хана Кончака в «Князе Игоре» и Мефистофеля в опере «Фауст» взял на себя всемирно знаменитый бас и министр культуры РБ Аскар Абдразаков, а в итоговом гала-концерте ко всем приглашенным звездам присоединилась еще одна звезда мирового уровня - Ильдар Абдразаков.

На счету режиссера новой постановки БГТОиБ Георгия Исаакяна - уже четыре «Князя Игоря» в разных театрах. Он стал известен как художественный руководитель Пермского академического театра оперы и балета (1991-2000), в 2009-м стал лауреатом Всероссийской театральной премии «Золотая маска» в номинации «Лучшая режиссерская работа» за оперу Монтеверди «Орфей». Среди других его работ - «Дягилевские сезоны: Пермь - Петербург - Париж» (2003-2009) и опера «Один день Ивана Денисовича» на музыку современного петербургского композитора Александра Чайковского.

Георгий Исаакян - лауреат Государственной премии России и Премии имени Федора Волкова. За оформление «Князя Игоря» взялся художник Эрнст Гейдебрехт: он с 1990 года проживает в Германии, но работал над «Орфеем» совместно с Георгием Исаакяном - и тоже получил «Золотую маску». Не менее знаменит и музыкальный руководитель нашей новой премьеры - главный дирижер Национального симфонического оркестра Республики Беларусь Александр Анисимов.

- «Князь Игорь» - крепкий орешек для любого театра, - высказал свое мнение Георгий Исаакян. - Во-первых, Бородин не закончил свое великое произведение - у него нет ясного финала, и для любого постановщика это огромный вопрос. Для трех премьерных спектаклей в Мариинском театре мы сочинили три разных финала. Во-вторых, гигантские четырех- и пятиактные полотна, привычные зрителю XIX века, сегодня уже не приветствуются. А театр - все-таки не музей, он должен вступать в диалог со своим зрителем. Князь Игорь появляется в прологе, чтобы затем исчезнуть практически на всю оперу… Чтобы зрители могли проследить за каждой из сюжетных линий, мы создали новую редакцию, расчленили половецкий акт. (Получилось, что I акт повествует о любви Кончаковны к Владимиру Игоревичу, во втором рассказывается о вольностях Князя Галицкого в покинутом Игорем Путивле, в третьем - Игорь думает о побеге, хан Кончак развлекает его половецкими плясками - Прим. авт.) В классической компоновке после «Половецких плясок» делается антракт - и зритель уходит домой счастливый, думая, что это конец; плач Ярославны происходит при полупустом зале. Поэтому в нашей версии мы сразу окунаемся в финал - Плач и возвращение Игоря. Для этого IV акт пришлось сократить. Кстати о соотношении классики и новаторства: в 1909 году в Париже, когда Михаил Фокин ставил «Половецкие пляски», они были настоящим авангардом - ведь уже существовала версия Льва Иванова. На премьере в театре Шатле публика вскакивала с мест - людям казалось, что на сцену нахлынули половецкие орды и сейчас в них полетят стрелы… А теперь это стопроцентная классика. Может быть, и то, что делается сейчас, через 10 лет станет классикой.

- Две недели назад в Музыкальном театре имени Станиславского и Немировича-Данченко состоялась премьера оперы Верди «Сила судьбы» в вашей постановке…

- Внешне эти два спектакля совершенно разные, но их объединяет одно - уважение к музыке. Мне кажется, что современных оперных режиссеров преследует одна большая беда: опера научилась притворяться современной, но при этом она совершенно пускает побоку музыку. Она становится чем-то вроде звуковой дорожки к кинофильму. К сожалению, у этого явления есть множество пропагандистов. Но жанр мстит - что и происходило многократно на моих глазах.

- В какой момент произошел ваш окончательный выбор профессии?

- Я часто думаю, что, может быть, я лучше был бы музыкантом - я учился музыке 12 лет, играл на скрипке - или врачом… Но трагичность нашей жизни в том, что, делая выбор, мы отсекаем все остальные возможности. Хотя никакого моментального прозрения у меня, конечно, не было - это счастливые люди, которые просыпаются однажды утром и понимают, что они рождены быть, например, уборщиками снега. С другой стороны, я профессию свою очень люблю и считаю ее во многом миссионерской - хотя современный мир все пытается запихнуть нас в сферу услуг. На самом деле мы помогаем вам всем сохранять культурную идентичность. Человек отличается от животных не тем, что ездит на машине и зарабатывает деньги, а тем, что создает культуру.

- Прошлые ваши спектакли - хотя они и были неплохими - «Золотой маски» не получили. Что-то изменилось в вас - или в «Маске»?

- Это «Маска» доросла до нас, - пошутил Георгий Исаакян. - На самом деле мания «Золотой маски» - вещь очень опасная, особенно для провинциальных театров. Если московские театры живут в достаточно агрессивной среде, и самые хамские статьи никого там не испугают, то для провинциального театра выезд и получение негативной оценки своей работы становится драмой, которая часто даже приводит к каким-то кадровым решениям - «Вот, вы уронили престиж региона»… Это абсолютная глупость, потому что театр - это живой процесс, и критики - тоже живые люди. Этот конкурс создал такое понятие, как «масочный спектакль» - и я с первых тактов вижу, попадает постановка в этот стандарт или нет. В чем-то он имеет смысл, в чем-то - нет. Мы никогда не делали спектакли с тем, чтобы получить награду. Мы делали спектакли, чтобы получить реакцию публики и чтобы нам было не стыдно.

Жители Путивля в «прологе», половчанки-подружки Кончаковны, загулявшая толпа на пиршестве у князя Галицкого и обиженные девушки, и делегация бояр, пришедшая к княгине, - роль хора в «Князе Игоре» очень велика. Да и другие оперы без него не обойдутся.

- На этой премьере я в первый раз в жизни пела соло, - рассказывает артистка хора БГТОиБ Гульсум Ризванова. - Солистка заболела, и мне доверили небольшую партию няни княгини Ярославны: это партия для меццо-сопрано, и дирижер выбрал меня.

Изучать музыку Гульсум начала в стерлитамакской музыкальной школе №1. На занятиях с педагогом Евгенией Беляевой она полюбила мощное и стройное звучание хора: когда приходилось петь сольно, сильно волновалась. Потом закончила Институт культуры в Самаре, недолго поработала методистом по хору, затем - в капелле филармонии.

- Последние репетиции «Князя Игоря» шли 10 дней подряд, с утра до вечера, - продолжает артистка. - Старожилы говорят, что раньше премьеры готовили гораздо дольше - по полгода, а то и по году. Для «Половецких плясок» мы сначала долго искали нужную точку: пели с балкона, из боковых лож - но оптимальным вариантом оказалась галерка. А балет в это время репетировал отдельно - под фонограмму. Затем мы объединились.

- И слушать, и петь такую музыку - огромное удовольствие…

- Возникает ощущение чего-то грандиозного и вместе с тем истинно народного - именно это и называется «русским духом». Даже от «Плясок», хоть они и стилизованы под Восток - ведь в плену у половцев было много русских. Поешь - и душа раскрывается!

- А другие оперы?

- В «Иоланте» Чайковского от музыки как будто идет свет, особенно в конце. Но я особенно люблю «Алеко» - это раннее сочинение Рахманинова, очень романтическое и отлично поставленное режиссером Иркином Габитовым. И мы, и солисты там ощущаем себя настоящими цыганами. Сергей Лейферкус - Алеко - певец уже немолодой, но голос у него - молодой и звонкий. В «Фаусте» задумано так, как будто мы - только пешки в руках высших сил. Это тоже романтизм, но XIX век - совсем другая оркестровка. Там, конечно, всех заводил Аскар Абдразаков - исключительный Мефистофель! В «Риголетто» мы только танцуем вначале, я там не участвую. «Аида» Верди - признанный эталон оперы, в ней сногсшибательные хоры! Музыка кажется сложной, но поется очень легко. У солистки Мариинского театра Анны Маркаровой, которая была Аидой, необыкновенный голос: объемный, как стереофония, с густыми нижними нотами - говорят, еще недавно она пела меццо-сопрано, и верхние красивые! И наша Лариса Ахметова - Амнерис - ни в чем ей не уступала, и Август Амонов - великолепный тенор. Я часто думаю, что хоть зарплата и небольшая, я выбрала себе работу по душе. Когда поешь или слушаешь, как солисты поют - бывает, прямо мурашки бегут от удовольствия!

Екатерина Климович,
журнал "Уфа" № 1 за 2011 год

в начало страницы

И концерт европейского уровня

Великолепным гала-концертом завершился XIII Международный фестиваль оперного искусства — традиционное посвящение великому Шаляпину.

Нынешний музыкальный праздник украшали по-настоящему звездные гости, которые своим участием поднимали тонус спектаклей Башкирского государственного театра оперы и балета, давно отыгравших свои премьеры, но в эти торжественные дни словно вдохнувших глоток свежего воздуха.

После новой версии оперы Бородина «Князь Игорь», показанной в первые два вечера фестиваля, публика рукоплескала Иоланте — Ирине Крикуновой (Беларусь) и наслаждалась оперой Рахманинова «Алеко», где в главной партии легендарный Сергей Лейферкус демонстрировал высший класс мастерства и где у него были достойные партнеры — Татьяна Мамедова (Земфира) и Геннадий Родионов (Старый цыган). Вслед за «Фаустом» Гуно, в котором Мефистофеля зажигательно исполнил Аскар Абдразаков, уфимские меломаны встретились в «Риголетто» Верди со своей землячкой, ныне украшающей сценические площадки Казахстана, Альфией Каримовой и Анджеем Белецким из «Новой оперы» (Москва).

Наиболее цельным показался предпоследний вечер фестиваля, когда давали «Аиду» Верди. Удачная постановка 2003 года в режиссуре Абдела Монейма Кэмела (Египет) сохранила свои лучшие качества. Как всегда, прекрасно звучал хор (хормейстер-постановщик Эльвира Гайфуллина). Завораживал голос Анны Маркаровой, солистки Мариинского театра; с коллегой Августом Амоновым — Радамесом они составили страстный и нежный дуэт, а вокруг этих центральных персонажей сформировался отличный ансамбль — Лариса Ахметова (Амнерис), Геннадий Родионов (Рамфис), Ямиль Абдульманов (Амонасро). Оркестр нашего театра, как показали Шаляпинские вечера, может быть не только громким, порой заглушающим солистов, но и тонко передающим музыкальную основу оперы, как это случилось в «Князе Игоре», когда за пультом стоял маэстро Александр Анисимов. К счастью, так произошло и в «Аиде», когда дирижировал Артем Макаров.

Апофеозом «Шаляпинских вечеров в Уфе» стал грандиозный концерт европейского уровня. Каждый номер вызывал бурные овации зала: будь то дуэт Церлины и Дон Жуана, исполненный Еленой Абдразаковой и Сергеем Лейферкусом, или монолог Яго из оперы «Отелло», спетый и сыгранный тем же Лейферкусом, будь то ария князя Игоря, которую Раиль Кучуков буквально прожил за эти минуты на сцене, или эмоциональная ария Маргариты Ирины Крикуновой. Лукавой Розиной из «Севильского цирюльника» предстала Альфия Каримова, трагичным Канио из «Паяцев» был Август Амонов, торжествующим эскамильо из оперы «Кармен» — Анджей Белецкий. Гостей поддержали удачными выступлениями Геннадий Родионов, Ильгам Валиев, Салават Аскаров. Мощным завершением фестиваля стало участие в гала-концерте братьев Абдразаковых. Каждый из них показал своего Мефистофеля: Ильдар — из оперы «Фауст», Аскар — из оперы «Мефистофель» Бойто. Ильдар спел каватину Алеко с тончайшими голосовыми нюансами. А потом оба блистательно исполнили арию Дона Базилио из «Севильского цирюльника» Россини, после чего на сцену вышли все исполнители и дирижеры — Фарит Идрисов, Герман Ким, Раушан Якупов, Артем Макаров, Александр Анисимов. Министр культуры РБ Аскар Абдразаков поблагодарил гостей, участников, а также зрителей за активный интерес к фестивалю, пообещав, что следующий будет не менее представительным и успешным.

Алла Докучаева,
газета "Республика Башкортостан" от 16 декабря 2010 года.

в начало страницы


Последние аккорды Шаляпинского фестиваля

Уфимская публика стоя рукоплескала оперным певцам, в их числе Аскару Абдразакову, Ильдару Абдразакову и Елене Абдразаковой. Мировые знаменитости приняли участие в XIII Международном фестивале оперного искусства "Шаляпинские вечера в Уфе". Накануне в Башкирском государственном театре оперы и балета грандиозный форум завершился гала-концертом, в котором выступили звезды оперного искусства.

XIII Международный оперный фест "Шаляпинские вечера в Уфе" проходил в башкирской столице с 8 по 14 декабря. В эти дни на сцене оперного театра шли шедевры русской и зарубежной классики. Публика посмотрела такие спектакли, как "Иоланта", "Алеко", "Фауст", "Риголетто", "Аида". В рамках фестиваля состоялась премьера оперы Александра Бородина "Князь Игорь". Партию половецкого хана Кончака в ней исполнил народный артист Башкортостана, министр культуры РБ Аскар Абдразаков.

Яркими, интересными, как и репертуар фестиваля, были и приглашенные гости. На сцену Башкирского оперного театра они выходили в разных спектаклях. Август Амонов исполнил партию Радамеса в опере Верди "Аида". Солист Мариинского театра (Санкт-Петербург), лауреат международного конкурса вокалистов имени Михаила Глинки, лауреат премии Фонда Ирины Архиповой имеет в своем послужном списке свыше 40 теноровых партий в операх русского и западноевропейского музыкального наследия. Сотрудничал с выдающимися дирижерами современности и выступал на лучших сценах мира.

Солист театра "Новая опера" имени Евгения Колобова Анджей Белецкий перед уфимской публикой предстал в образе Риголетто в одноименной опере Верди. В творческом багаже певца порядка 15 сложнейших партий мирового оперного репертуара. По отзывам столичной прессы, Анджей Белецкий мастерски владеет голосом, очень точен в дуэтах, выразителен и техничен в ариях.

Ирина Крикунова, гостья из Республики Беларусь, исполнила партию Иоланты в одноименной опере Чайковского. Певицу прекрасно знают в России. Она пела на сцене Большого театра в Москве и Большого театра в Минске, в театрах Англии, Италии, Испании, Германии и других стран. Ирина Крикунова трижды удостоена почетного диплома Национального театрального фестиваля "Золотая маска".

Легендарного Сергея Лейферкуса уфимская публика лицезрела в опере Рахманинова "Алеко", где он исполнил заглавную партию. Солист Мариинского театра, народный артист России, лауреат Государственной премии СССР, лауреат престижнейших конкурсов участвует в постановках известных музыкальных театров и творческих трупп всего мира. Сергей Лейферкус - универсальный певец. Для него нет ограничений ни в оперном репертуаре, ни в камерном. Второго такого "полифункционального" баритона в данный момент ни в России, ни на мировой оперной сцене не найти. По многочисленным аудио- и видеозаписям оперных партий Сергея Лейферкуса молодые баритоны учатся петь.

Будучи в Уфе, Сергей Лейферкус провел мастер-классы для студентов Уфимской государственной академии искусств имени Загира Исмагилова, а также побывал на концерте Открытого городского конкурса юных вокалистов "Дебют", носящего имя Федора Шаляпина.

- Его визит стал для нас приятной неожиданностью. Сергей Лейферкус проходил мимо зала, услышал, как поют юные вокалисты, и зашел посмотреть. Он дослушал концерт до конца. Уфимские исполнители произвели на него большое впечатление, и некоторых из них он пригласил на свой мастер-класс, а также принять участие в Международном детском вокальном конкурсе "Мы поем оперу!", организатором которого он является, - говорит "БАШвесту" председатель уфимского отделения Межрегионального Шаляпинского центра Елена Замрий. - То, что такие знаменитости, как Сергей Лейферкус, стали гостями XIII Международного фестиваля оперного искусства, говорит о большом уважении к творчеству Федора Шаляпина и престижности творческого форума, носящего его имя.

Публика увидела и услышала еще одну звезду мировой оперной сцены. В закрытии оперного феста участие принял солист Мариинского театра Ильдар Абдразаков. Любимец уфимских меломанов начинал свой путь на сцене Башкирского оперного театра. В настоящее время певец выступает на ведущих оперных сценах мира: Метрополитен-опера, Вашингтонский оперный театр, Ла Скала и других. Ильдар Абдразаков активно гастролирует, выступает с сольными концертами в России, Италии, Японии, США, принимает участие в международных музыкальных фестивалях. В творческом багаже певца - свыше 40 партий мировой оперной классики, обширный концертный репертуар и внушительная дискография.

Выход Ильдара Абдразакова публика встретила бурными овациями. И после выступления долго не отпускала со сцены. Каватина Алеко из одноименной оперы Рахманинова, куплеты Мефистофеля из оперы Гуно "Фауст" в исполнении солиста зрители приняли горячо. Криками "Браво!" меломаны наградили и Аскара Абдразакова, который выступил в финале гала-концерта. Символично, что министр культуры Башкортостана Аскар Абдразаков открыл фестиваль "Шаляпинские вечера в Уфе", исполнив в премьерной опере "Князь Игорь" партию половецкого хана, и завершил его арией Дона Базилио из оперы Россини "Севильский цирюльник", которую спел вместе с братом. В дни фестиваля известный певец также воплотил на уфимской сцене образ Мефистофеля в опере Гуно "Фауст".

На гала-концерте прозвучали прекрасные дуэты: Елена Абдразакова и Сергей Лейферкус (дуэт Церлины и Дон Жуана из оперы Моцарта "Дон Жуан"), Ирина Крикунова и Елена Абдразакова (дуэт Лизы и Полины из оперы Чайковского "Пиковая дама"). Арии из известных произведений русских и зарубежных композиторов исполнили гости фестиваля и артисты Башкирского оперного театра: Альфия Каримова, Раиль Кучуков, Ильгам Валиев, Геннадий Родионов, Салават Аскаров. В концерте также принял участие хор БГТОиБ.

В закрытии Международного оперного феста в Уфе участвовали не только звезды мирового оперного искусства, но и известнейшие дирижеры. На гала-концерте поочередно находились за пультом и управляли оркестром БГТОиБ Фарит Идрисов, Герман Ким, Раушан Якупов, Артем Макаров, а также гость фестиваля заслуженный деятель искусств России Александр Анисимов (Республика Беларусь).

По размаху и колориту XIII Международный фестиваль оперного искусства "Шаляпинские вечера в Уфе" превзошел предыдущий форум, который состоялся в Уфе в 2007 году. Руководство Башкирского оперного театра отмечает, что сделать фестиваль таким насыщенным и интересным удалось во многом благодаря Аскару Абдразакову.

В рамках Международного оперного фестиваля прошел ряд других мероприятий, организатором которых выступило уфимское отделение Межрегионального Шаляпинского центра, - Открытый городской конкурс юных вокалистов "Дебют", цикл выставок и Шаляпинские чтения, посвященные 120-летию дебюта Федора Шаляпина на уфимской сцене.

Личность певца настолько масштабна и притягательна, что исследователей его творчества становится все больше. Открываются новые факты биографии, которым посвящаются отдельные работы. В этом году в Шаляпинских чтениях приняли участие известные краеведы Анатолий Чечуха, Владимир Буравцов, преподаватели Уфимской государственной академии искусств имени Загира Исмагилова Татьяна Угрюмова, Светлана Платонова и другие, а также студенты. Специалист по творчеству Шаляпина Олег Виноградов из Кирова приехать в Уфу не смог, но представил на Шаляпинских чтениях свои новые исследования. Активное участие в работе форума приняла московский кинорежиссер, писатель Вера Федорченко, которая приехала не с пустыми руками. В Уфе она презентовала свой новый фильм, посвященный Антону Чехову, который, как известно, бывал в нашем городе. Этот исторический факт нашел отражение в документальной картине "Доктор Чехов".

Олеся Серегина,
интернет-газета "БАШвестъ" от 15.12.2010

в начало страницы

Тринадцатый дает надежду

…Обаятельнейший шекспировед, профессор РАТИ и просто умница Алексей Бартошевич говорил студентам (в лекции по телеканалу «Культура»): «Театр должен удивлять. Если он не удивляет, то зачем тогда он?»

На «Князе Игоре» у меня было по меньшей мере три удивления. Потрясающий, строго исполненный хор a capella из последнего действия, стройная, в белых одеждах Ярославна, как свеча на фоне черных, обуглившихся балок крепости, и, наконец, Кончаковна, юная обольстительная красавица, свободно владеющая своим низким свежим голосом.

Титулованный и безусловно талантливый режиссер Георгий Исаакян ничем не удивил. В рамках традиционной постановки тоже можно создавать чудо. Тому пример Франко Дзеффирелли, Джорджо Стреллер и другие. В спектакле Г. Исаакяна мы не обнаружили никаких открытий, никаких изысков. Актеры были, к сожалению, маловыразительны. Их затмил, появившись ненадолго, раскованный, «европейский» хан Кончак – Аскар Абдразаков. Князь Игорь (Раиль Кучуков) вмиг стушевался и потускнел.

Дирижер Александр Анисимов (Беларусь) и художник Эрнст Гейдебрехт (Германия) не разочаровали, подтвердили свой высокий профессиональный статус. Уверенно и мощно выступил один из главных персонажей оперы А. Бородина – хор (хормейстер – Эльвира Гайфуллина).

Хорошо, когда сценограф и художник по костюмам – в одном лице. Здесь нет конфликта интересов. В уфимском «Князе Игоря» можно, наверное, найти какие-то спорные детали, но все это несущественно, когда художник знает и любит эпоху, которую воспроизводит на сцене, и увлечен безраздельно своим делом. Мы увидели работу большого мастера. (Кстати, Эрнст Гейдебрехт говорил, что он под сильным впечатлением от самоотверженной работы помогавших ему цехов оперного театра.)

Однако, повторюсь, больше всех удивила меня Кончаковна – Катерина Гильмутдинова. Когда она закончила свою популярную и довольно трудную арию, по рядам зрителей сквозь аплодисменты пронеслись вопросы: «Откуда?», «Кто такая?»

На следующий день поле премьеры мы встретились.

Признаюсь, я был посрамлен: думал, что открыл юное дарование, но, оказывается, опоздал… на два года. Еще в позапрошлом году второкурсница академии искусств Катерина Гильмутдинова с успехом спела Ольгу в «Евгении Онегине» П. Чайковского на сцене оперного театра. В ее репертуаре Кэт из «Мадам Баттерфляй» Дж. Пуччини и Лиса из мюзикла В. Улановского «Золотой цыпленок». Своей Лисой она гордится. Это ее победа над самой беспокойной публикой на свете – детьми.

Все ее существо взбунтовалось, когда она была вынуждена петь под аккомпанемент ребячьего гвалта. «Ну нет, этому не бывать», – решила Катерина и, будучи Лисой, стала искать в рисунке роли такие хитрые ходы, от которых детвора бы онемела. Где-то на пятом представлении ей это удалось. Волк – опытный О. Кильмухаметов – поздравил Катерину с этим нешуточным достижением.

Несмотря на молодость, еще студентка, но уже солистка театра, Гильмутдинова – достаточно зрелая, многообещающая артистка. В своей профессии она с пеленок. Занималась в детской вокальной студии, пела в хоре театра и в Башкирской хоровой капелле еще в ту пору, когда ею руководил Т. Сайфуллин. Считает встречу с этим незаурядным человеком большой удачей. Именно Тагир Сергеевич смутил покой Катерины, порекомендовал ей заняться сольной карьерой. К тому времени она как раз поймала себя на том, что ей хочется выйти из хора и поговорить с публикой напрямую, с глазу на глаз. Ей было что сказать. Окончив хоро-дирижерское отделение училища искусств и став солисткой архиерейского хора, она была уверена, что всегда сможет заработать себе на хлеб насущный. Стоило подумать об иных, манящих, кружащих голову, сферах – театре. И, не терзаясь сомнениями, Катерина пошла на прослушивание к народной артистке России, профессору академии искусств Ф. Кильдияровой…

Из всех участников Шаляпинского фестиваля больше других меня интересовали двое: сопрано из США Адина Аарон и наш соотечественник баритон Сергей Лейферкус. С творчеством Адины Аарон я не был знаком, зато за Сергеем Лейферкусом слежу… больше тридцати лет.

У американской певицы возникли какие-то обстоятельства, и она не смогла прилететь в Уфу. Лейферкус пел Алеко в одноименной опере С. Рахманинова. Да так, что казалось, время не властно над ним: талант не потускнел, вокальное и актерское мастерство с годами никуда не делись. Зрители бурно аплодировали солисту мировой оперы.

Вселенская известность не испортила его. Без лишних разговоров он согласился дать интервью. Как я и ожидал, Лейферкус оказался демократичным, доступным человеком, умным и продвинутым собеседником…


* * *

– Вы, Сергей Петрович, сорок лет на сцене – завидное творческое долголетие…

– Певец должен сам заботиться о своем здоровье, о своей форме. Это не входит в задачи театра. И никто ему не поможет: ни директор театра, ни главный дирижер, ни уборщица. Бывает, что певцы наплевательски относятся к себе, своей работе. Кто виноват? Театр. Мы себя обычно не виним. А театр – это поточное предприятие, конвейер. Не будет этого певца – придет другой. Театру каждый день нужны спектакли. Его задача – обеспечить репертуар.

Я говорю студентам: певец должен быть очень здоровым человеком, потому что выдержать спектакль – это очень серьезная нагрузка.

Мое кредо: человек сам кузнец своего счастья. По такому принципу я живу.

Вам не доводилось разрывать контракт с театром из-за несогласия с режиссером или по какой-то другой причине?

– Никогда. Уехав на Запад в середине 1980-х годов, я очень быстро выучил одно из главных правил: с момента подписания контракта ты становишься рабом театра и постановочной бригады. Выступать против постановки ты не имеешь права и должен следовать всем указаниям дирижера и режиссера.

– Театр – коммерческое предприятие?

– Безусловно. У Бомарше Фигаро говорит: «Вы дайте денег, а я вам все устрою!» Есть деньги – театр процветает, нет денег – погибает. Оперному театру нельзя обойтись без приглашенных солистов, дирижеров. Оркестру необходимо иметь контакты с различными музыкантами. Певцы должны видеть, как поют их коллеги из других городов и стран. На все это нужны деньги.

На мастер-классе Вы говорили студентам о том, что певец подобен фокуснику. Он должен скрывать свои недостатки и проявлять достоинства. А какое впечатление оставили у Вас наши вокалисты?

– У вас высочайший уровень певцов. И отличные педагоги. Это не случайные люди, которые, потеряв голос, идут учить в консерваторию тому, как пели сами… Другое дело, республике нужен выход на внешний рынок.

– Многие российские певцы, успешно начав сольную карьеру за рубежом, куда-то пропадают. В чем здесь дело?

– Певцу бывает лестно получить предложение и трудно отказаться от него. Сказать, что это партия – не моя? А вдруг моя? И я ее сделаю так, как никто другой. Когда артист берется за репертуар, который петь не надо, результат бывает печальным.

– Вас связывают дружеские отношения с Пласидо Доминго…

– Расскажу про один случай. …1986-й год. Мы с Доминго пели в «Трубадуре» в Ковент-Гардене. Фортепианный прогон. Было лето. Я закурил и открыл окно. Вдруг стук в дверь. Входит Пласидо. Увидел меня с сигаретой: «Ты что, куришь? Ну-ну!» И ушел. Я затушил в пепельнице сигарету и никогда больше не курил.
Пласидо этого не помнит, а для меня это был поворотный момент. Для меня Доминго был царь и бог, человек, на которого надо равняться.

– Вы, Сергей Петрович, участвовали во многих, если не во всех, престижных оперных фестивалях. И вот Шаляпинский в Уфе.

– Всегда мечтал приехать в Уфу и посмотреть на медовый рай. А тут поступило приглашение от Аскара Абдразакова, я его с удовольствием принял, поскольку в этих числах был свободен. Фестиваль, на мой взгляд, организован очень хорошо.

Говорят (скорее всего, это легенда), что великий баритон Этторе Бастианини отказался от операции, которая продлила бы ему жизнь, но лишила возможности петь на сцене. Он выбрал сцену. А что выбрали бы Вы: сцену или жизнь?

Сцену оставить очень тяжело. Пласидо Доминго, тенор, сейчас поет партии баритона... Как бы я поступил? Не знаю. Я большой жизнелюб.

* * *

На спектаклях Шаляпинского фестиваля я раздваивался. В первом действии был придирчивым занудой и брюзгой. Мне казалось, что одна певица поет открытым звуком, у другой голос какой-то расхлябанный. Тенор – дерганый, нервничает, «киксует», сердечный. Во втором действии, на мой взгляд, солисты пели гораздо лучше. Гастролеры разогревались, привыкали к партнерам, сцене, усмиряли волнение. Я готов был всех их любить и первым кричать «браво!». Так я сделал скромное открытие, которое назвал «эффект второго действия». А может, все это выдумка чистой воды?

В уфимском «Фаусте» Ш. Гуно общую мрачную картину ГУЛАГа скрасил Мефистофель – Аскар Абдразаков. Он виртуозно, с истинно французским шармом исполняет привычную для себя партию, непринужденно завоевывая симпатии не только увядшей кокетки Марты, но и многочисленной публики.

Но как бы ни были хороши фестивальные спектакли своей праздничной атмосферой, высоким градусом и ажиотажем завсегдатаев, лучшее, что приносит с собой фестиваль, его венец – гала-коцерт. Никто вслух не говорит, что это конкурс, соревнование дирижеров и артистов. Тем не менее это так. Соревновательный дух не афишируется, но он присутствует и придает выступлениям солистов особую остроту.

Нет нужды перечислять всех участников гала-концерта. Они старались предстать перед слушателями в лучшем виде. Спасибо им за доставленную радость. Ее не так много в нашей жизни. И все-таки двух артистов хотелось бы отметить. Это долгожданный и редко навещающий родной город Ильдар Абдразаков, блистательно исполнивший на полутонах арию Алеко, и Ирина Крикунова (Беларусь), которая легко, играючи спела арию Маргариты из оперы Ш. Гуно «Фауст».

А американку Адину Аарон я все-таки увидел в «Аиде». Франко Дзеффирелли с присущей ему роскошью и размахом поставил эту оперу в Театре Джузеппе Верди в Буссето. Постановка была приурочена к 100-летию со дня смерти великого композитора и записана 27 января 2001 года. Я включил компьютер, зашел в Интернет и скачал эту видеозапись. Герои оперы здесь молоды, красивы и чувственны…

Юрий Коваль,
газета "Истоки" от 29 декабря 2010 года

в начало страницы

«Князь Игорь» и другие фестивальные лица…

Итак, после семилетнего перерыва возродился оперный фестиваль «Шаляпинские вечера в Уфе». Явился во всем блеске прежних своих составляющих: с парадной оперной премьерой, звездами первой величины, набором шаляпинских партий (Кончак, Мефистофель, дон Базилио…) и сверкающим ореолом знаменитой басовой фамилии наших дней – Abdrazakoff…

Ореол этот был обеспечен, разумеется, не только вокальным мастерством братьев-красавцев, но и министерским креслом старшего – Аскара, чей авторитет и обширные связи в артистическом мире, помноженные на властные полномочия, решили, наконец, судьбу долгожданного фестиваля. И даже несмотря на то, что театр оперы и балета переживал время «разброда и шатаний», праздник на его сцене вполне удался. Здесь читатель, падкий на «жареную интрижку», чего доброго, зевнув, пролистнет наш оперный разворот… Ах, если бы он знал, неискушенный, сколько жарких схваток таит в себе сама фестивальная ситуация: «чужой среди своих», гость или даже целая команда гостей – на хозяйской сцене! Ей богу, как говорят телевизионщики, не переключайтесь!

Взять хотя бы премьеру. Многообещающую, «раскрученную». Прежний «Князь Игорь» Бородина в Уфе шел лет десять, не вызывая ничего, кроме тоски и уныния… И вот – новый «Игорь», поставленный крепкой командой А.Анисимов – Г.Исаакян – Э.Гейдебрехт, добротный, серьезный, живописный. Предварительные реплики Исаакяна об этой работе возбудили любопытство, разошлись на цитаты и облетели СМИ. Но чуда не случилось: мы получили качественный спектакль в традициях Большого театра 70-х годов прошлого века. Ораториально-концертная доминанта его очевидна: фигуры главных героев с их выходными ариями статичны, что особенно повредило образу Игоря. Князь взбирается на подиум в центре и с этой пафосной «трибуны» взывает к народу. Плакатный носитель патриотической идеи, не более того. А во время сцены с Кончаком даже идея потерялась. Кучуков вынужден был стоять и слушать, не зная, куда деть руки, монолог Кончака-Абдразаковасразу подавившего русского князя и фактурой, и роскошью одеяния, и общей артистической мощью… Как-то, знаете, за державу обидно. И совсем уж непонятно, для чего постановщики решили повторить хор «Слава» в финальной сцене. Да, народ приветствует возвращение своего вождя, но не до такой же степени, чтобы прославлять князя-пораженца? Более живыми получились сцены - Кончаковна и Владимир, пьяная оргия у Галицкого, Ярославна в диалогах с девушками и боярами… Но все это, в общем, не выходит за пределы хрестоматийных представлений о «Князе Игоре».

Понятно, что эпическая опера, собранная когда-то Глазуновым и Римским из «пазлов» – эскизов и набросков, практически не поддается попыткам придать ей драматургическую цельность, сколько ни переставляй местами отдельные ячейки. Исполнить на достойном уровне эти ансамбли, арии, хоры – уже достижение, которое стоит оваций. И в этом смысле новый «Игорь» на уфимской сцене – счастливое приобретение. Оркестр был собран, играли вдумчиво, полнокровно, синхронно, в корректных темпах. Наша козырная карта – хор, занимающий в «Игоре» львиную долю партитуры. В «Половецких плясках» звук хоровой массы обрушивался на зрителя аж из-под купола театра. Отвлекшись от огненных красок и плясок на сцене к верхнему ярусу, взгляд притягивался к энергичным взмахам рук Эльвиры Гайфуллиной, которая на фестивале то и дело появлялась в каком-то мистическом образе. Бессменный хормейстер, похоже, обретает статус мифа. Солисты, тщательно отобранные Анисимовым, в целом не подвели. Жаль только, что не было среди них настоящей Ярославны – партия оказалась слишком трудной для наших сопрано – Т.Мамедовой и А.Габидуллиной. Зато блеснули дебютанты: Екатерина Гильмутдинова в роли Кончаковны с ее свежим меццо с контральтовыми низами и молодой бас Артур Каипкулов в комедийном амплуа. Повезло сцене с Галицким – его с размашистой удалью пел пермский бас В.Тайсаев, умный и актерски выразительный певец. Раиль Кучуков, к счастью, «не уронил» героической стати арии Игоря: его драматически подвижный и красивый баритон продолжает радовать публику. 

А где же обещанный диалог с современностью? Резонный вопрос возник после заключительного поклона. Вероятно, оригинальность спектакля сосредоточилась в той ее части, которую создал Э.Гейдебрехт. Художник, казалось, выдал всю палитру своих возможностей, модулируя от прямого историзма луковичных куполов, кафтанов и сарафанов через тонкую имитацию средневековой иконописи к графичному минимализму устрашающих черных крестов на фоне выжженного неба над Путивлем… Впечатлил броский шик половецких костюмов, несущих в себе затейливое слияние модных дизайнерских линий с горделивой агрессией музыки половецкого стана…

Однако, не «Игорем» единым был богат фестиваль. Российский и мировой вокальный стандарт – вот что стало главным интересом «Шаляпинских вечеров». Такого пиршества для меломанов на уфимской сцене давно не было. И чертовски приятно видеть, что классический набор спектаклей в Уфе вполне соответствует некоторой общетеатральной российской норме. «Фауст», «Аида», «Риголетто», «Иоланта» и «Алеко» – все они были не так давно поставлены мастерами из-за рубежа и российских столиц, с добротными костюмами и декорациями. И гости выглядели в этих условиях вполне органично.

При отсутствии главного дирижера действительно «главным» за фестивальным пультом стал А.Анисимов, а четверо уфимских «очередных» получили равные возможности проявить себя в целом спектакле или в отдельных номерах. Наиболее увлекательно прозвучала «Аида» (дир. А.Макаров) с Анной Маркаровой (Мариинский театр) в заглавной партии. Певица с голосом оперной мощи и своеобразного тембра, большим диапазоном и техническими возможностями вызвала разноречивые мнения, но слушать ее было интересно. Неслабой соперницей Аиде выглядела наша Л. Ахметова (Амнерис), да и партия Амонасро в исполнении Я.Абдульманова была хороша. Радамес – Август Амонов, солист Маринки звучал по-разному, но вполне вписался в общий ансамбль. Массовые сцены, танцевальные и хоровые, вкупе с элегантной и внушительной сценографией составили прекрасную основу спектакля.

«Фауст» в музыкальном отношении заметно уступал «Аиде» (дир. Ф.Идрисов), хотя это был, пожалуй, театрально наиболее любопытный вечер фестивального парада. Лирическая пара Д.Крыжский – Р.Аминова (Фауст – Маргарита) симпатична, благополучна, но… не праздничного, так сказать, ассортимента. Фестивальным сюрпризом этого «Фауста» стал, конечно же, А.Абдразаков (Мефистофель), возвышающийся над общим ансамблем, что, в принципе, нисколько не противоречило его роли (дьявольски хорош!). Отдельные сцены «Фауста» как продукта постановочных идей М.Бархина – Р.Лютера снова потрясли зрителя. Имею в виду трагической силы финал и массовую картину первого действия. Хоровые мизансцены с использованием видеопроекции завораживают…

«Риголетто» (за пультом – Герман Ким) – спектакль без «находок» и без единой смены декораций. Здесь все внимание приковано к артистам. Анджей Белецкий (Новая опера, Москва) в заглавной партии увлекал наполненным звучанием голоса и достоверной игрой, которой, правда, не доставало темперамента. Признанное обаяние Джильды – А.Каримовой не искупило, к сожалению, некоторых потерь вокальной формы. Зато И.Валиев (Герцог), как и в сцене с Кончаковной в «Князе Игоре» (Владимир), снова радовал редким комплексом теноровых достоинств.

В вечере, объединившем «Иоланту» и «Алеко» (дир. Р.Якупов), пел вокальный «гуру» фестиваля, мастер Сергей Лейферкус (Мариинский театр) и замечательная Ирина Крикунова из Минска.

«Иоланту», эту тонко нарисованную, немного искусственную «вещь в себе», холодноватое сопрано Крикуновой сделало еще более «хрустальной». Зато Ария Маргариты из «Фауста», исполненная ею в гала-концерте, покорила изящным, виртуозным, ровным звучанием. Лейферкус в роли Алеко безупречен, но в гала вышел на сцену его «соперник» в лице Ильдара Абдразакова и… с легкостью «отбил» у Лейферкуса влюбленных в рахманиновский шедевр. Нельзя обойти вниманием и двух уфимских басов – Г.Родионова и С.Аскарова, достойно показавшихся в «Алеко» и «Иоланте» в партиях Старика, короля Рене и в гала-концерте. По большому же счету, мужские голоса братьев Абдразаковых и Лейферкуса держали концерт на высоте, как три атланта. Братья снова спели свой «коронный трюк» с арией Дона Базилио и популярные номера из мефистофельских партий Гуно и Бойто.

Забавно было слышать, как ведущий скромно добавлял к имени оперной звезды мирового масштаба: «Заслуженный артист РБ». Досадно, что публика у нас приветствует с одинаково средним энтузиазмом и блистательное выступление певца, которого ждали здесь три года, и явно неудачное пение. А вообще фестиваль обнадежил, показав все лучшее, что есть сегодня в нашем театре. Есть репертуар, голоса, хор и оркестр. Нет только творческого лидера. Правда, это уже тема для другой статьи.

Лилия Латыпова,
журнал "Рампа" № 1 за 2011 год

в начало страницы

Тринадцатый Шаляпинский фестиваль: размышления post factum

Завершился Тринадцатый Международный фестиваль оперного искусства «Шаляпинские вечера в Уфе», проходивший ровно семь дней на сцене Башкирского государственного театра оперы и балета. Многое из этого фестиваля уже было известно уфимскому зрителю.

Традицией и главным принципом формирования фестивальной афиши всегда была премьера. Премьерой этого года стала опера А.П.Бородина «Князь Игорь», режиссёром которой выступил известный уже нам заслуженный деятель искусств России, лауреат Государственной премии РФ, лауреат Национальной театральной премии «Золотая маска» Георгий Исаакян (Москва). Что же было нового в этой постановке?

Как это ни странно, но весьма убедительной оказалась «монтажная» драматургия с дроблением «половецкого акта», придавшая спектаклю некую кинематографичность, о чём, предупреждая возможные вопросы, сообщил и сам режиссёр на пресс-конференции. «Слово о полку Игореве» получило в музыке Бородина адекватное воплощение. Обаяние и сила его не в сюжете, а в живой художественной ткани повествования, и прежде всего – в самой патриотической идее.

Благородство, мужество, верность и доблесть – вот основные черты образа Игоря, успешно переданные заслуженным артистом РФ Раилем Кучуковым и заслуженным артистом РБ Владимиром Копытовым.

Образ хана Кончака, безусловно, непростой и неоднозначный. Бородин не пошёл по пути примитивного противопоставления злого половца доброму русскому Игорю. Хану свойственны мужество и благородство, он восхищается своим пленником. Ярко и многогранно показан Кончак, в котором удивительно сочетаются добродушие и хитрость, благородство и расчёт: в первый день премьеры Кончака спел любимый уфимской публикой народный артист Башкортостана Аскар Абдразаков, который, невзирая на свой официальный статус, по-прежнему ценит и уважает любовь зрителя; во второй день – заслуженный артист России Салават Аскаров, стабильно и ответственно исполнивший свою партию.

Мир неги, сладострастия и томления связан с Кончаковной (партия написана для самого низкого женского голоса – контральто, но исполняемая, как правило, меццо-сопрано – Катерина Гильмутдинова и Любовь Буторина).

Отдельно хочется отметить приглашённого из Перми солиста Владимира Тайсаева, исполнявшего оба дня премьеры партию князя Галицкого – смутьяна и грубияна, но совершенно замечательного, олицетворявшего собой этакое «очаровательное зло»!

Гениальные «Половецкие пляски» – высшее в русской музыке выражение Востока, воинственного, неукротимого, бурного, страстного и влекущего. И прав дирижёр этой постановки заслуженный деятель искусств России, лауреат премии «Золотая маска» Александр Анисимов (Республика Беларусь), говоря о том, что публика порой воспринимает «Половецкие пляски» как финал оперы вообще, в силу чего плач Ярославны, возвращение Игоря, порой происходят при полупустом зале.

И всё же, завершить оперу у постановщиков вполне удачно получилось, благодаря выстроенной музыкальной арке – славильному хору пролога и финала.

Не обошлось без курьёзов – в сцене затмения на слова хора «Средь бела дня зажглися звёзды» на второй день звёзды почему-то не включились…

Не вполне драматургически выстроенными прозвучали увертюра и симфоническая картина боя. Хотя в конце прошлого театрального сезона директор театра Владимир Рихтер и уверял, что причина оркестровой фальши лишь в инструментах, но они (инструменты) уже должны быть приобретены. Судя по всему, дело всё же не в этом.

К сожалению, на протяжении всех фестивальных спектаклей оркестр не так «собран», как хотелось бы, и уж тем более не так, как мог бы, что, хотя, вполне объяснимо – музыканты, постоянно играющие в яме и не выходящие на сцену, не имеют потенциала профессионального роста. Какие бы старания ни прикладывал дирижёр-постановщик «Князя Игоря» Анисимов, прежде уже дважды приезжавший на наш фестиваль.

Нельзя назвать новаторской и сценографию спектакля в версии лауреата Государственной премии Республики Беларусь, лауреата премии «Золотая маска» Эрнста Гейдербрехта (Германия), но собственно об уважении к традиции и говорили постановщики. Но если уж об этом, то не вполне понятно, какая именно традиция имелась в виду в костюмах, поскольку чистого ориентального Востока в них не было.

Другие спектакли фестиваля – «Иоланта» П.И.Чайковского, «Алеко» С.В.Рахманинова, «Фауст» Ш.Гуно, «Риголетто» и «Аида» Дж.Верди – знакомы меломанам. Здесь же надо сказать особо о некоторых солистах.

Ирина Крикунова (Иоланта) – дипломант «Золотой маски» – певица, чьё искусство отличает профессионализм и необыкновенная внимательность к каждой детали в образе, а в пении – редкое чувство ансамбля.

Как всегда, порадовал своим исполнительским мастерством заслуженный артист РБ Ильгам Валиев (Водемон в «Иоланте», Герцог в «Риголетто») – несмотря на сравнительно недавнюю творческую карьеру он, по-настоящему честный и профессиональный музыкант (возможно, несколько смутился именитых гостей, оттого и не совсем уверенно выступил в Гала-концерте).

Потрясающий певец и актёр, солист Мариинского театра, народный артист России, лауреат Государственной премии СССР Сергей Лейферкус (Алеко), успевший, кстати, не только поучаствовать в фестивале, но и дать два мастер-класса для вокалистов – студентов Уфимской государственной академии искусств.

Солист Театра Новая Опера Анджей Белецкий (Риголетто) – не менее прекрасный актёр, постоянно живущий в образе, очень и очень ответственный и тонкий музыкант.

Август Амонов (Радамес в «Аиде»), приехавший на фестиваль из Мариинского театра, также постоянно удерживал внимание зрителей благодаря собственному артистизму (будь то главная партия или всего лишь ария, исполненная в концерте).

Поистине подарком для уфимцев стало выступление заслуженного артиста РБ Ильдара Абдразакова, блистательно исполнившего три арии в Гала-концерте, и одну из них – вместе со своим не менее выдающимся братом Аскаром Абдразаковым. Ныне Ильдар – солист Мариинского театра, а в действительности выступает по всему миру, но приятно сознавать, что он не забывает родные пенаты.

Бесспорно, невозможно сказать обо всех солистах, выступавших на сцене Башкирского театра оперы и балета на протяжении «Шаляпинских вечеров». Но одно становится предельно ясно: сравнивая работу приглашённых солистов и некоторых наших можно выделить основную проблему, к сожалению, существующую и по сей день – проблема певца-актёра. И неважно при этом, идёт ли речь о сценическом решении сольных эпизодов, ансамблевых или хоровых сцен. Почему некоторые солисты находятся в образе и в условиях концерта, когда вся сцена заполнена оркестром, а кто-то и в рамках театрального действа, которым является спектакль, звучат неубедительно, вызывая желание воскликнуть сакраментальное «Не верю»? Что же происходит с теми выпускниками, что так замечательно поют и играют на выпуске из нашей академии, а ведь именно они, выпускники этой самой академии, и составляют львиную долю солистов оперного театра?.. Так что же происходит с ними, что спустя непродолжительное время – всего несколько лет – они становятся такими безответственно-непрофессиональными музыкантами, забывшими об основах своего мастерства: как играется, как поётся без фальши, со смыслом, с артистизмом, с внутренним наполнением звука. Или отсутствие Художественного руководителя этому способствует?

Припоминается приезд талантливейшего дирижёра Фуата Мансурова, когда и оркестр заиграл, и хор запел, и солисты перестали фальшивить. Стыдно было перед мэтром. Сейчас же, видимо, и стыдиться некого: публика по-прежнему ходит на спектакли, покупает билеты. А если и не покупает, то ради заполнения зала артистам театра раздают бесплатные пригласительные (которые, конечно же, нужны, но в большей степени студентам и школьникам).

Так и хочется по этому поводу вспомнить слова одного нашего известного артиста, ныне живущего в Петербурге: «Чтобы сделать замечательную страну, надо сделать замечательного себя!» Начнём, господа?

Алиса Сабирова,
специально для официального сайта БГТОиБ

в начало страницы

Сцена - наркотик, избавиться от которого невозможно

Кто знает, если бы не плохое зрение, российский флот наверняка получил бы прилежного офицера Сергея Лейферкуса, унаследовавшего профессию всех мужчин в роду, а мир потерял бы одного из выдающихся певцов, которым гордилась и гордится русская опера, а вместе с ней... лондонская, нью-йоркская, голландская, берлинская, японская, итальянская — словом, практически все мировые концертные площадки, на которых довелось выступать Сергею Петровичу. У него уникально разнообразный репертуар и репутация на редкость надежного певца, в котором соединились тонкая интуиция, точный профессиональный расчет и строго дозированные эмоции. Сегодня Лейферкуса можно смело назвать универсальным певцом. Пожалуй, второго такого «полифункционального» баритона в данный момент ни в России, ни на мировой оперной сцене не найти. По многочисленным аудио- и видеозаписям оперных партий Сергея Петровича молодые баритоны учатся петь. Поэтому его участие в традиционных Шаляпинских вечерах в Уфе без преувеличения можно назвать событием в оперной жизни столицы, а общение с интеллигентным, много повидавшим артистом — практически путешествием по городам и странам в компании с интересными людьми.


— Вы получили Государственную премию за исполнение роли Евгения Онегина. Постановка необычная: Юрий Темирканов выступал одновременно в качестве режиссера и дирижера, что нередко кончается провалом...

— Когда Юрий Хатуевич пришел в Кировский (ныне Мариинский) театр, многие спектакли находились в таком состоянии, когда их нужно было либо снимать, либо реанимировать всеми доступными средствами. «Травиату», «Риголетто», составляющих основу репертуара, можно было сравнить с почтенными руинами. Это на Западе пять-шесть спектаклей отыграли и закрыли. У нас же идут по три-четыре спектакля в месяц на протяжении десяти лет. Декорации уже просто начинают сыпаться. Впоследствии прославившиеся режиссеры Мариинки — Дима Черняков, Юрий Александров — пребывали тогда в нежном возрасте, и Юрий Хатуевич, перекрестившись, взялся за «Онегина» сам. Подошел он к делу очень серьезно. Во-первых, он знает поэму наизусть. Всю. Часами сидел в публичной библиотеке, изучая костюмы, нравы эпохи, все, вплоть до мельчайшего жеста: как наши предки держали руки, кутались в шали. Все это потом зрители вживую увидели в постановке.

Критики обвиняли его в том, что, собственно, работы режиссера и не видно. Но, думается, это самый лучший комплимент постановщику: спектакль идет настолько органично, что режиссерские изыски не выпирают, а естественным образом вплетаются в музыку, которая в музыкальном-то театре как-никак должна быть на первом плане. Учитывались особенности характера, сложения, возможностей каждого артиста. Добавим великолепные костюмы и декорации Игоря Иванова. Когда начиналась сцена дуэли, публике было холодно: в зале стояло морозное солнечное зимнее утро. Я замечал: зрители ежились. Это был эталонный спектакль. И уникальный: впервые за многие годы Государственной премией СССР была отмечена классическая опера.

— А если бы уже не Юрий Хатуевич, а Дмитрий Черняков предложил вам спеть Онегина?

— Я люблю Дмитрия как режиссера, мне нравится очень многое из того, что он творит. Я всегда говорю режиссеру: «Я могу сделать все, что ты хочешь, потому что я умею делать все, но я должен понимать, зачем я это делаю». Вспоминается спектакль Гари Купера «Лоэнгрин» в Берлине в Штатс-опера. Это режиссер, который славится своими модернистскими идеями, но они всегда выстроены абсолютно точно и четко. Он не заморачивает публике голову, а ясно дает понять, что именно он хочет показать. «Лоэнгрин» был задуман как сон Эльзы — ведь сюжет «Лоэнгрина», по сути, сказка. Решение постановки было достаточно авангардистским, но интересным, и произошло то самое слияние режиссуры и вокала, в результате которого рождается идеальный спектакль.

Так что я пел в самых разных постановках и не принимаю только постановок глупых. В знаменитом Зальцбурге «Онегин» был именно таким спектаклем. Начинался он с того, что по сцене, как в коммуналке, ходят бабушки в тапках, вязаных носках, расстегнутых халатах, из-под которых, извините, видно нижнее белье. А Ларина занимается тем, что натурально бреет лбы: режиссер понимал, видимо, Пушкина буквально и не удосужился посмотреть словарь русского языка. Куча волос — в общем, Освенцим. А рядом в таком же расхристанном виде сидят на завалинке Ольга и Татьяна, как курицы. Это было только началом. Потом внучок копал могилку для няни, и она ложилась туда и умирала. Не дай Бог такое когда-нибудь увидеть.

Думаю, происходит это безобразие оттого, что режиссер не знает, что делать с партитурой. Если режиссер не идет вразрез с музыкой, любая постановка приемлема.

— Вы как-то сказали о том, что судьба и счастье — это люди, которых мы встречаем на своем пути.

— Мне повезло. Я работал с Юрием Темиркановым. Мне повезло встретить, работать и дружить — несмотря на то, что нас разделяла огромная разница в возрасте — с Дмитрием Борисовичем Кабалевским. Для меня это был человек, к которому можно было прийти, поплакаться в жилетку. Но никакой протекцией, проталкиванием меня он никогда не занимался, да я и не просил, рассчитывая только на свои силы. Одно из моих кредо хорошо известно многим, да немногими используется: «Человек — сам кузнец своего счастья». По этому принципу я и живу. Ведь нагадить сам себе человек может так, как никто другой не сможет. Дмитрий Борисович человеком был достаточно суровым, умел говорить всю правду прямо в глаза, какой бы неприятной она ни была, не льстил, и уж если не любил кого, то явно показывал это. У него было необыкновенно развитое на каком-то биологическом уровне ощущение человеческой природы.

Таким же родным для меня стал и Пласидо Доминго — великий певец, сейчас перешедший уже на баритональный репертуар. И не потому, что ему нужны деньги — их у него предостаточно. Ему просто не остановиться. Сцена — это наркотик, вкусив его сладость, уйти чрезвычайно трудно, невозможно. Хотя Доминго до недавнего времени руководил двумя театрами, дирижирует, поет — пока ему не изменяет в силу возраста голос. Вообще певец, как я говорю всегда своим студентам, должен быть очень здоровым человеком. Выдержать спектакль — это очень серьезная нагрузка. А ради дружбы с Доминго я стараюсь делать все, что могу. Недавно должен был ехать с вашингтонским театром в Японию — петь Скарпиа в «Тоске», но он позвонил и сказал: «Я пою Отелло в последний раз. Не можешь ли ты спеть со мной Яго?». Я благодарен директору вашингтонского театра: он пошел навстречу, изменил состав, и мы спели в Японии «Отелло». Люди, которых мне посчастливилось встретить, помогают в творчестве, дыша на одной волне, помогают переосмыслить какие-то жизненные установки.

— Говорят, театр чаще калечит душу, нежели создает великие биографии.

— Театр — это фабрика, завод. Спектакль должен идти каждый день. Актер обязан сам заботиться о своем здоровье, состоянии. Это его задача — не театра. Задача театра — обеспечить репертуар. А некоторые певцы этого в толк не возьмут и наплевательски относятся к своему дару. Да и ежедневная театральная и семейная текучка засасывает. А виноват кто? Театр. Мы ж не любим винить себя.

Театр — это потогонная система, это конвейер. Ну, не будет одного — придет другой.

— Оскар Уайльд говорил, что искусство — это медленное и прекрасное самоубийство. Вы согласитесь с ним?

— Это правда. Спектакль — это эмоционально опустошающая душу вещь, а эмоции — это нервная система, эндокринная. Актер убивает себя в своем герое. Многие актеры не любят умирать на сцене, а спектакль «Макбет», например, называют «тот шотландский спектакль». Говорят, он приносит несчастье, и, представьте, я этому верю: что-то всегда случается. На одном из спектаклей у нас тенор сломал ногу. В Хьюстоне, в Америке, где такого в принципе не бывает, концертмейстер и дирижер, поднимаясь из подвала, где находятся комнаты оркестра и дирижера, дважды застревали в лифте, и 45 минут никто ничего не мог сделать.

— Вы начинали петь вместе с Александром Ворошило. Он, к сожалению, не поет, а вы в такой форме, словно вам двадцать пять. В чем секрет?

— У Саши был замечательный легкий баритон. Но! У него не хватило сил отказаться от заманчивых предложений: он стал петь Скарпиа, Яго, а это не его репертуар. Он сломался. А что касается меня... А может быть, в паспорте ошибка?

Елена Шарова,
газета "Республика Башкортостан" от 15 января 2011 года

в начало страницы

 
450078, Россия, г. Уфа, ул. Ленина 5/1
(ост. транспорта "Гостиный двор" или "Дом Актера")

Билеты на наши концерты и спектакли продаются в кассе театра ежедневно с 9 час. до 19 час. 30 мин., в театральных кассах ТДК «Гостиный двор», ЦТиР «Мир», ТРК «Иремель», универмага «Уфа», в сети салонов «Евросеть». Вы можете преобрести билеты через интернет: www.kassir.ru, www.ts1.ru, www.concert.ru, www.кассы.рф, www.kassy.ru.

касса: (347) 272-77-12
приемная: (347) 272-10-12
факс: (347) 272-91-10
По вопросам сотрудничества пишите: bashopera@ufanet.ru
Вопросы, отзывы и предложения о работе театра и web-сайта направляйте: ufa.opera.ballet@gmail.com